Очень тревожная ситуация складывается на стройплощадках Башкирии. Два месяца подряд происходят несчастные случаи. Саморегуляторы отделываются отписками…

Упал? Разбился? Сам виноват!

На заседании Совета Ассоциации СРО «Региональный строительный союз Республики Башкортостан» (АСРО «РССРБ»), которое состоялось на прошлой неделе, рассматривали сразу два вопроса, относящиеся к строительному травматизму. Случаи серьёзные. На первом объекте человек погиб, а его напарник получил тяжёлую травму спины. На втором тоже речь шла о тяжёлой травме…

Тем удивительнее оказалась реакция саморегуляторов. По мнению членов Совета, и в том, и в другом случае работники сами во всём виноваты, никому ничего выплачивать не нужно, а членам СРО, у которых случились ЧП, только погрозили пальчиком. Ситуация стоит того, чтобы рассмотреть её подробнее.

По первому эпизоду в саморегулируемую организацию поступило извещение от члена Ассоциации ООО Строительная компания «Первый Трест» о групповом несчастном случае. Авария произошла 1 августа 2022 года на территории строящегося объекта «Многоэтажные многоквартирные жилые дома со встроенными помещениями и подземной автостоянкой на территории, ограниченной улицами Энтузиастов, Рудольфа Нуриева, Мусы Гареева в Октябрьском районе городского округа город Уфа Республика Башкортостан». «Первый Трест» выступает генподрядчиком на объекте.

Контрольный комитет СРО провёл внеплановую проверку (протокол № 65 от 13 октября 2022 года). Для расследования обстоятельств произошедшего несчастного случая на предприятии была создана комиссия, в составе которой участвовал член контрольного комитета. Были составлены два акта по форме Н-1 о расследовании несчастного случая на каждого пострадавшего.

Как следует из документов, на площадке с высоты 42 метра (14-й этаж здания) упал фасадный подъёмник с людьми. Оборудование принадлежало организации-субподрядчику ООО «СУ-84», сотрудники этой же фирмы находились в подъёмнике. Один из них, строитель 28-ми лет от роду, погиб на месте, второй, в возрасте 19-ти лет, получил тяжёлую травму.

Было выяснено, что ООО СК «Первый трест» не обеспечило контроль за выполнением мероприятий, содержащих требования охраны труда. Нарушены требования абзаца 2 часть 3 статьи 214 Трудового кодекса РФ, пунктов 2.5, 2.42, 2.43 должностной инструкции начальника строительно-монтажного участка, утверждённого генеральным директором ООО СК «Первый трест». Установлен круг лиц, ответственных за допущенные нарушения законодательных и иных нормативных правовых и локальных нормативных актов, явившихся причинами несчастного случая.

По результатам проверки СРО выдвинула ряд формальных требований к своему члену – разработать план мероприятий, провести внеплановые инструктажи, усилить контроль, организовать порядок периодических осмотров и так далее. В итоге подрядчик прислал бумагу о том, что все требования выполнены, что саморегуляторов полностью удовлетворило.

В итоге было принято решение: во-первых, не привлекать компанию к мерам дисциплинарного воздействия и, во-вторых, рекомендовать ей усилить меры по безопасности и охране труда в связи с недопущением в будущем подобных несчастных случаев, в соответствии с предоставленным планом мероприятий. На этом все действия саморегуляторов в связи с несчастным случаем и гибелью человека на стройплощадке завершились.

Не менее показателен второй эпизод. Поступило извещение от члена Ассоциации – ООО «ПСК № 6» о несчастном случае, произошедшем 26 сентября 2022 года на территории строящегося объекта «Многоквартирный одноподъездный дом по адресу: город Уфа, улица Коммунаров, дом 13».

Несчастный случай с тяжёлым исходом произошёл с бетонщиком предприятия в возрасте 35-ти лет, на территории строящегося многоквартирного дома. Рабочий упал со ступеней лестницы, получил тяжёлую позвоночно-спинномозговую травму. По этому происшествию также была собрана комиссия, проведено расследование и составлен акт по форме Н-1.

По версии членов комиссии, виноват во всём оказался сам пострадавший. А в качестве причин было указано: «…Прочие причины, квалифицированные по материалам расследования несчастных случаев, выразившиеся в неосторожности, невнимательности, поспешности… допустил личную неосторожность».

Вина работодателя ООО «ПСК № 6» не установлена. Единственное требование по результатам проверки: компания обязана провести внеплановый инструктаж с работниками.

Очень тревожная ситуация складывается на стройплощадках Башкирии. Два месяца подряд происходят несчастные случаи, рабочие падают с высоты, умирают, калечатся. Саморегуляторы отделываются отписками. Этот, мол, сам виноват, там уже всё хорошо, провели инструктаж и замечания устранили. Компенсационный фонд возмещения вреда выведен из-под удара, можно вздохнуть спокойно. А между тем, один человек погиб, семья лишилась кормильца. Ещё два получили тяжёлые травмы, возможно, стали беспомощными инвалидами без средств к существованию. Работодатель может спокойно с ними попрощаться, как с отработанным материалом, и взять на их место новых.

Юристы в области строительного саморегулирования, которых мы попросили прокомментировать ситуацию, указали, что СРО в данном случае пренебрегло нормами статьи 1079 Гражданского кодекса РФ «Ответственность за вред, причинённый деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих». Она гласит:

1. Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

То есть, человеку в данном случае доказывать свою невиновность не требуется. Строительная организация, как осуществляющая деятельность повышенной опасности, считается виновной по умолчанию, пока не докажет обратное. Она может не платить в том случае, если докажет, что человек прыгнул умышленно, что кто-то его столкнул или имело место действие непреодолимых сил, таких, как, например, землетрясение, пожар или военные действия. Во всех остальных случаях причинённый вред необходимо оплатить.

Кроме того, стоит обратить внимание на статью 151 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда» с пояснениями постановления № 10 от 20 декабря 1994 года Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому моральный вред может заключаться в утрате ближайшего родственника, причинении вреда здоровья, потерю работы, невозможности продолжать активную общественную жизнь. Так что, помимо компенсации за физический ущерб для пострадавшего, он может требовать ещё и компенсации морального вреда. Это же относится и к семье погибшего работника.

Нам неизвестно, каким образом рассчитались с пострадавшими работодатели – выплатили какую-то компенсацию или нет. Но действия СРО в данном случае трудно поддержать, что с правовой, что с морально-нравственной точки зрения. В стране действует 225 строительных СРО, совокупный компфонд, по данным официального сайта НОСТРОЙ составляет 127,4 миллиарда рублей, из которых добрая половина – это средства, отложенные для выплаты компенсаций пострадавшим строителям.

И при этом на сайте практически каждой саморегулируемой организации красуется гордая надпись о том, что выплаты из КФ ВВ не производились. Логика таких заявлений понятна – топ-менеджмент СРО обращается к действующим и потенциальным членам, успокаивает их, что не понадобится восполнять компфонды. Но ведь, на минутку, средства компфонда, изначально и предназначены для того, чтобы оказывать помощь получившим травмы строителям и семьям погибших! При этом в прошлом году только погибших на стройке по стране было 224 человека – и только тех, с кем были официально заключены трудовые договоры. Очевидно, что получивших травмы на порядок больше. Получается, что СРО попросту не выполняют свои функции, для которых были созданы, всеми правдами и неправдами удерживают деньги, которые должны выплачивать.

В своё время наиболее проницательные представители саморегулируемого сообщества предупреждали руководителей СРО о том, что жадность и глупость могут стать путём в никуда. Что, не выполняя свои прямые обязанности по обеспечению качества и безопасности, уклоняясь путём юридического крючкотворства от выплат пострадавшим, они делают бессмысленным собственное существование в качестве экономического института.

Впрочем, справедливости ради отметим, что это не столько вина самих руководителей, сколько специфика системы, организованной так, чтобы сохранность компфондов, превращалась в самоцель. Пожалуй, одной из немногих попыток заставить систему работать, стало создание службы аварийных комиссаров при Общественном совете по саморегулированию. Практика показала, что компенсацию получить можно. Но для этого необходимы долгие месяцы судебных тяжб и усилия юристов очень высокой квалификации. Понятно, что простые рабочие и их семьи не имеют ни сил, ни средств для того, чтобы вести борьбу за полагающиеся компенсации. Особенно если учесть, что речь идёт о пострадавших людях, лишившихся заработка и несущих большие затраты на лечение и реабилитацию.

Так что, к сожалению, подход, который продемонстрировала башкирская саморегулируемая организация, является не исключением, а общим правилом. Изменить ситуацию смогут только перемены в законодательстве, которые полностью поменяют весь механизм работы компенсационных фондов возмещения вреда.