Россия, как и многие другие страны с развитыми экономиками, столкнулась с проблемой дефицита кадров…

Выбираясь из кадровой пропасти

Даёт себя знать сокращение рождаемости, старение населения, пандемия. Для нашего государства проблема усугубилась влиянием демографической ямы 1990-х годов.

Провал более, чем серьёзный. За год с сентября 2020-го по сентябрь 2021-го число трудящихся россиян в возрасте от 20-ти до 29-ти лет – самой работоспособной категории молодёжи – сократилось на 460,5 тысячи человек. Такие данные приводит аудиторско-консалтинговая сеть ФинЭкспертиза со ссылкой на данные Росстата. Также, по данным аналитиков, сократилось занятость и пожилых работников старше 70-ти лет. Здесь очевидная причина – предпочтения работодателей, которым требуется всё более высокая интенсивность труда. Интересно, впрочем, что общее количество работающих во всех возрастных группах за тот же период увеличилось на 1,84 миллиона и составляет 72,3 миллиона человек.

Очевидно, что сокращение количества молодых работников чревато в перспективе новыми вызовами. Помимо очевидной нехватки рабочих рук для реализации всех намеченных экономических задач, через десять-двадцать лет мы можем столкнуться с очередным дефицитом пенсионного фонда. Налогов, собираемые с работоспособного населения, снова перестанет хватать для содержания пенсионеров. И тогда – либо опять повышать пенсионный возраст, либо увеличивать и без того тяжёлую налоговую нагрузку.

При этом, по данным всё той же ФинЭкспертизы, тенденция к сокращению численности молодых работников в России наблюдается с начала 2010-х годов – в это время представители поколения 1980-х стали выбывать из группы 20-29-летних. С августа 2010-го по сентябрь 2021-го количество занятой молодёжи уменьшилось на треть, или почти на 6 миллионов человек. Сегодняшние работники в возрасте до 30-ти лет – это немногочисленное поколение родившихся в 1990-е.

При этом процессы продолжают ускоряться. За два последних года, по сравнению с сентябрём допандемического 2019-го численность российских работников в возрасте от 20-ти до 29-ти лет уменьшилась более чем на 1,4 миллиона человек. А в ближайшие десять лет самая активная возрастная группа работников лишится ещё нескольких миллионов человек.

Пандемия также коренным образом переформатировала рынок труда. От ограничений особенно пострадала сфера услуг – кафе, рестораны, внешкольное образование, тренажёрные залы и тому подобные виды бизнеса, где традиционно работает большой процент молодых специалистов до 30-ти лет. К этому добавился отток трудовых мигрантов, среди которых велика доля молодёжи, говорится в исследовании. Сразу же после начала первого периода нерабочих дней в 2020 году произошло более стремительное, по сравнению с другими возрастными группами, снижение числа работников в возрасте до 30-ти лет. Хотя в 2021 году российский рынок труда восстановился до допандемических уровней, работающих молодых людей стало меньше.

Давно и систематически предпринимаемые Правительством России меры по улучшению демографической ситуации, такие, как маткапиталы, льготные ипотеки для молодёжи и прочие подобные программы, видимо, оказываются недостаточными. Разумеется, без них было бы ещё хуже и вместо постепенно сползания к дефициту специалистов мы могли бы столкнуться с катастрофическим разрывом. Тем не менее, понятно, что власть будет вынуждена прибегать и к другим мерам.

К одному направлению относится урегулирование рынка труда за счёт создания дополнительных гарантий предпенсионерам и людям старшего возраста, с попытками их переквалификации и трудоустройства на новые специальности. По фактам, однако, результаты этих благих инициатив выглядят крайне сомнительно. Уважаемые вузы и несколько менее уважаемые конторы по продаже корочек бодро ринулись осваивать правительственные гранты по кадровым проектам, что практически никак не привело к переменам на рынках труда.

Мягко говоря, сомнительно выглядит идея за пару месяцев массово переучить 50-ти и 60-летних людей на веб-разработчиков, дизайнеров и девопс-инженеров. А уж про строительную отрасль не приходится и говорить. Разумеется, продолжать работу в этом направлении необходимо, но сегодня она мало кого может порадовать, за исключением функционеров от образовательной индустрии.

Более рационально выглядит подход с пополнением трудовых резервов за счёт подготовленных и адекватных работников из ближнего зарубежья. В первую очередь речь идёт о бывших советских республиках – Казахстане, Узбекистане, Таджикистане, Украине, Белоруссии. В своей массе эти люди готовы много работать, уже знают русский язык, имеют общие культурные корни. И в течение одного-двух поколений могут успешно ассимилироваться в России. Разумеется, и здесь необходимо выполнение множества условий. Начиная от базового отбора кандидатов, до работы с диаспорами и строгого контроля за работодателями, чтобы свести к минимуму риск конфликтов на межнациональной почве.

Наконец, третьим направлением работы становится повышение производительности труда за счёт внедрения современных технологий, автоматизации и цифровизации производства. Насколько все эти меры помогут справиться с демографическими и кадровыми проблемами, станет понятно уже по динамике ближайших лет.