Россияне уверены, что медики берут больше взяток, чем гаишники

Россияне уверены, что медики берут больше взяток, чем гаишники

Ко Дню ГАИ Всероссийский центр изучения общественного мнения провел опрос на тему работы дорожной инспекции. Выяснилось, что гаишники уступили пальму первенства по взяткам врачам. Но, судя по всему, только в воображении граждан.

По мнению россиян, сотрудники дорожной инспекции более не являются лидерами в вопросах коррупции. С этого года пальма первенства перешла к медикам. В 2015 году ГАИ считали самым коррумпированным ведомством 32% респондентов, в 2016 — 26% опрошенных, что обеспечивало ГИБДД первое место в этом антирейтинге. А вот в 2017 автоинспекция опустилась на второе место с показателем 23%. Лидером по данным опроса ВЦИОМ, стала медицина: 27% граждан считают, что именно врачи — главные взяточники в России.

Есть ли у такого мнения россиян основания?

Возможно, что негативным фоном для общественного мнения стало резкое сокращение расходов бюджета на здравоохранение в 2017 году: они сократились на85 миллиардов рублей (18%)— с466 миллиардов в2016 году до381 миллиардов в2017 году, составят 398 миллиардов рублей в2018 году и364 миллиардов в2019 году.Сокращение расходов коснулось амбулаторной помощи, со 113,4 до 68,995 миллиарда.

Сократились и расходы на стационарную помощь: всего «урезали» траты на 39%, с 243 до 148 миллиардов рублей. Также государство посадило на голодный паек «обеспечение санитарно-эпидемического благополучия» россиян: вместо 17,473 миллиарда на эти цели выделили 14,68 миллиарда рублей. «Похудел» и бюджет медицинских исследований (на 21%). Хроническая недофинансированность порождает нехватку ресурсов: лечить нечем и некому. Когда ресурс ограничен, коррупция неизбежно становится одним из механизмов его распределения.

Ещё одна потенциальная причина врачебной коррупции — низкие зарплаты. Врач — традиционно одна из самых низкооплачиваемых профессий. Как невесело шутят сами доктора: «наши зарплаты несовместимы с жизнью». По некоторым данным, реальные доходы врачей составляют в лучшем случае 80% от средней российской зарплаты.

Если прибавить сюда острую нехватку кадров, финансирование «Скорой помощи» за счет ОМС, коррупционные скандалы в сфере госзакупок медикаментов — получается довольно печальная картина.

Социальная база интеллектуалов

По мнению управляющего ООО «Центр медицинского права» Алексея Панова,для такого отношения общества к медикам, тому есть несколько причин. «Во-первых, определенный вклад вносят СМИ, отзывающиеся о врачах в позитивном ключе только в день медработника. В другое время их больше привлекает информация криминального характера, в том числе, торговля больничными или привлечение к уголовной ответственности какого-нибудь зав. отделением за незаконное взимание платы с пациентов», — считает эксперт. В итоге даже те, кто лично не сталкивался с коррупцией, «точно знают» о ее существовании.

Вторая причина кроется в самой российской системе здравоохранения и низкой доступности медпомощи. Уже в самой программе госгарантий установлены предельные сроки ожидания (приема врача, определенных обследований, операций). И повсеместно распространена практика, когда записи к специалисту или на УЗИ нет, но все это можно обойти, воспользовавшись платными услугами, хоть через 10 минут. «При этом есть два варианта — можно заплатить в кассу, а можно сразу в карман тому специалисту, который имеет доступ к этой процедуре, — уточняет эксперт. — Отсюда и возникает представление о врачах, как о главных взяточниках. Данные ВЦИОМ — это тревожный звоночек для государства. И я очень надеюсь, что они дойдут до Минздрава и политического руководства страны».

Согласны с юристом и медики. «Получение денег за лечение — это не взятка, а государственная политика нашей страны, — считает зав. кафедрой гематологии и гериатрии Института профессионального образования Первого МГМУ имени Сеченова Павел Воробьев. — Платная медицина навязана нам сверху — не врачи же ее придумали. А гражданам кажется, что это им в карман. С одной стороны, люди знают, что бесплатная помощь положена им по закону, а с другой, что за нее все равно придется заплатить, и по большому счету уже все равно куда». Большинство врачей честно выполняет свои обязанности, и ничего ни у кого не вымогает, считает Вооробьев. Но признает, что «платная медицина развращает медработников очень быстро».

По мнению члена Экспертного совета при Росздравнадзоре, президента Национального агентства побезопасности пациентов инезависимой медицинской экспертизе Алексея Старченко, процесс «развращения» развивается очень быстро и зашел уже достаточно далеко. И чем тяжелее заболевание, тем больше расходов приходится нести пациентам. «То, что творится в онкологии — это просто катастрофа, здесь заставляют платить просто каждого, —рассказал Старченко. — В кассу или в карман, но платят все. А жаловаться, по понятным причинам, боятся. И это именно взятка, а не «благодарность», которую больные оставляют при выписке. В стационаре работает сарафанное радио, через которое вновь поступивший больной сразу узнает, сколько он должен за клизму, постель или «хороший» наркоз».

Более того, кроме меркантильной, у врачей появилась еще одна причина брать с больных деньги — имиджевая. «Сегодня в обществе сложилось твердое мнение, что хороший врач «стоит дорого», — говорит Старченко. — Эта «маркетинговая модель» тоже дает свои плоды — врачи начали себя продавать. В свою очередь, одно порождает другое, и респектабельность врача приносит ему дополнительный доход. А врач — это интеллектуал, он хочет покупать книги, ездить на конференции, просто нормально существовать. И, поскольку из-за падения рубля все подорожало, естественно, выросла и социальная база — если раньше брали деньги с каждого пятого, то теперь с каждого второго».

Что касается сравнения врачей с «менее коррупционными» гаишниками, то тут как раз и можно говорить о снижении «социальной базы», с которой они кормились. В частности, потеряли, благодаря видеофиксации, такую прибыльную статью доходов, как «штраф на месте». «ГАИ перестало брать взятки в том объеме, что раньше, так как перестала отвечать за организацию дорожного движения, — отмечает Воробьев. — Их просто устранили от возможности брать эти деньги».

Жалоб нет

В 2015 году Ассоциация адвокатов России опубликовала рейтинг обращения граждан с жалобами на коррупцию в различных сферах госуслуг. В этом рейтинге лидировали представители судебной власти (60% обращений с жалобами в приемную Всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки» ), на втором месте оказались полицейские, на третьем — работники прокуратуры и Следственного комитета, потом работники ФСИН, далее по убывающей шли судебные приставы, сотрудники ФСКН, и на последнем месте по количеству жалоб оказалась бытовая коррупция — учителя и сотрудники ВУЗов. Интересно, что медицинские работники вообще никак не фигурировали в этом списке. Следовательно, граждане России еще полтора года назад вообще не жаловались на коррупцию в сфере здравоохранения. Поскольку подсчеты велись на основании почти 10000 жалоб граждан, такая выборка считается достаточно релевантной.

В первом полугодии 2016 года Генпрокуратура составила «коллективный портрет» взяточников — и опять представителей здравоохранения в нем не оказалось. «Среди осужденных за преступления коррупционной направленности 394 человека являлись должностными лицами органов государственной власти и местного самоуправления, из них 133 — главами муниципальных образований и местных администраций, 42 лица занимали должности в органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации», — сообщили в надзорном ведомстве.