Отари Гогиберидзе о пластической хирургии в России

Своим мнением о развитии пластической хирургии в России, ее проблемах и задачах с нами поделился Отари Теймуразович Гогиберидзе, ведущий пластический хирург, главный врач клиники эстетической медицины «Время Красоты»

Отари Гогиберидзе о пластической хирургии в России

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, кто чаще всего становится вашим пациентом и почему?

Д-р Гогиберидзе: Все мои пациенты абсолютно разные, но можно выделить две основные категории. Первая – это те, кто обращается за операциями в связи с возрастными изменениями. В этом случае мы работаем совместно с косметологом. Есть возрастные изменения, которые можно исправить косметологическими процедурами, а в других случаях хирургического вмешательства не избежать, например, когда появляется лишняя кожа в области век, грыжа, сильное провисание щек или подбородочной области. Кроме того, после любой операции нужен поддерживающий уход, поэтому хорошего результата можно достичь только при комплексном подходе.

Вторая категория пациентов, это молодые девушки, которые недовольны чем-то в своей внешности и хотят внести изменения. Бывает, что после родов происходит провисание груди, и девушки хотят это исправить. Другие недовольны размером и хотят увеличить или уменьшить грудь. Есть пациенты, которые хотят изменить форму носа или исправить перегородку, чтобы улучшить дыхание. Или другие операции направленные на улучшение фигуры и внешнего вида.

Вопрос: Считается, что это направление медицины элитное, т.е. для богатых (кто может себе позволить) и для знаменитых ( кому надо по долгу службы). А как думаете вы?

Д-р Гогиберидзе: Пластическая хирургия, как область медицины, начала развиваться в период первой мировой войны, когда было большое количество людей с ранениями лица. Такими операциями занималась челюстно-лицевые хирурги, которые проводили операции в области шеи, головы и лица. Благодаря большому количеству операций медицина сильно шагнула вперед, стали появляться препараты анестезии и первые протезы, которые позволяли закрывать ранения. В это время и появилась пластическая хирургия, тогда достижения медицины стали использовать для борьбы со старением.

Это направление всегда считалась элитным, так как позволить такие услуги могли люди только высокого достатка. Сегодня, благодаря высокому развитию медицинских технологий, услуги пластической хирургии доступны более широкому кругу людей. Но само направление в медицине по-прежнему остается элитным. И я считаю, что так и должно быть. Потому что результат операции и последующее здоровье человека зависит от опыта и квалификации врача. И хирургические услуги хорошего качества по своей природе не могут стоит дешево.

Высокий спрос со стороны людей приводит к тому, что появляется большое количество малоквалифицированных пластических хирургов, привлекающих пациентов низкой стоимостью услуг. При получении таких услуг, вероятность получить осложнение возрастает. Тем более, что даже при хорошо проведенной операции, в организме могут начаться воспалительные процессы, а хирург с недостаточной квалификацией не будет знать, как эти процессы остановить.

Вопрос: Какие именно операции вы чаще всего делаете?

Д-р Гогиберидзе: Самые популярные операции это по-прежнему пластика носа и пластика груди. Также часто мы делаем пластику живота, и операции по подтяжке век и лица. Что касается последних двух, то сами операции изменились и мы стали их делать с применением эндоскопической техники. Малоинвазивная короткорубцовая подтяжка, которая менее травматична, рубцы короче и незаметнее.

Вопрос: Остались ли прежними представления пациентов об изменениях во внешности?

Д-р Гогиберидзе: Мои пациенты это чаще всего умные интеллигентные люди, которые приходят с желанием внести изменения, которые будут выглядеть естественно, так чтобы вмешательство хирурга было мало или совсем не заметно.

Вопрос: Отличаются ли возможности, направления, основные тенденции пластической хирургии в России и в мире?

Д-р Гогиберидзе: В России и на территории бывшего Советского Союза всегда были хорошие хирурги. Это следствие войны, когда было много раненых, которым нужно было помогать. Большой опыт проведения операций, создал хорошую хирургическую школу. Поэтому если говорить о качестве операций, то у нас все делается на очень хорошем уровне.

Если говорить о тенденциях, то тут важно сказать о пациентах. На Западе пациенты доверяют хирургу и его рекомендациям. У нас очень часто люди изучают информацию в сомнительных источниках: слушают блогеров или читают сомнительные сайты в интернете. И когда приходят на консультацию к хирургу, начинают давать рекомендации как нужно делать операцию. Такая ситуация усложняет работу, ведь в интернете много неверной информации, которой люди почему-то доверяют и потом переубедить их бывает очень сложно.

В остальном, наши тенденции не отличаются от тенденций в мире. Везде все делают одинаково. Если вы решите делать операцию в стане Восточной Европы (Чехия, Польша) это будет гораздо дешевле, чем в Москве, но качество работы проигрывает нашему.

Вопрос: Какое ваше личное видение будущего пластической хирургии в России? В мире?

Д-р Гогиберидзе: Пластическая хирургия, как и другие области медицины развивается и будет развиваться. Появляются новые технологии, которые позволяют проводить некоторые операции менее травматично, а оставшиеся рубцы становятся короче и менее заметнее. В целом хирургия будет идти по этому пути развития.

Вопрос: Какие новинки вы хотели бы отметить?

Д-р Гогиберидзе: Я, конечно же, положительно отношусь к тому, что менее травматичными стали операции ринопластики. Если говорить о других инновациях, то мне нравится, что стало появляться большое количество имплантатов, разных видов и размеров. Также ведутся разговоры о том, что пришло время создать новое поколение имплантатов и я абсолютный сторонник этой идеи. Сейчас в этом направлении идет большая работа, речь идет о том, чтобы хирурги формировали пожелания, с чем бы мы хотели работать и что лучше подходит для пациентов.

Вопрос: Что в статистических данных вас удивляет, настораживает, заставляет задуматься?

Д-р Гогиберидзе: В моих данных меня ничего не настораживает. Есть закон, что в хирургии может быть до 15% осложнений и до 5% считается нормально, когда есть осложнения, связанные с кожей при эстетических операций.

Я делаю около 500 операций в год, процент осложнений на проведенных операциях 2,3 – 2,5% из года в год, так и держится, и это нормально. Еще очень важно не только осложнения считать, а понимать как их избежать и лечить.

Вопрос: Что обязательно должен знать пациент, который решил сделать пластическую операцию?

Д-р Гогиберидзе: Придя на консультацию к пластическому хирургу пациент должен задать все вопросы, которые его интересуют. По времени консультация занимает от 20 минут до 1,5 часов. В зависимости от того какая проблема, и какие пожелания. Еще очень важно понять, не завышены ли у пациента требования к себе, ведь в таком случае он никогда не будет доволен результатом. А стандартизированного списка вопросов конечно нет.

Вопрос: Бывают случаи, когда вы лично выступаете против желания пациента и почему? Кроме наличия чисто медицинских противопоказаний.

Д-р Гогиберидзе: Если ко мне приходит девушка с желанием сделать из себя куклу Барби, с перекаченными губами или грудью, я отказываюсь проводить такие операции. Наша клиника такими вещами не занимается. Все изменения, которые мы вносим происходят в рамках эстетических представлений о красоте. И делать из людей манекенов с неестественной внешностью – это против наших принципов.

Личное досье

– С 15 лет я стал подрабатывать в роддоме санитаром. В это время у меня произошло первое знакомство с медициной и сформировалось желание заниматься этим дальше. Поэтому когда пришло время поступать, я пошел в Российский университет Дружбы Народов.

– Моей специализацией была общая хирургия, а в ординатуру я попал на кафедру челюстно-лицевой хирургии. Там в основном работали либо челюстно-лицевые, либо пластические хирурги, поэтому я постоянно находился в этой теме, что и позволило мне выбрать направление.

– Если говорить о семье, то дедушка был профессором в университете, мама по образованию математик, а папа химик.

– В свободное время я предпочитаю уезжать куда-нибудь, люблю ездить в Грузию, в Италию и вообще путешествовать по Европе на автомобиле.

– Я увлекаюсь старыми автомобилями, люблю их восстанавливать и делать из них эксклюзив. Некоторые из восстановленных мною машин даже на выставках участвуют. Например, сейчас я езжу на машине 98 года. А до этого ездил на машине 73 и 65 годов.

– В целом я абсолютно городской житель, живу в центре и там же люблю проводить свободное время, а за город выезжать из Москвы очень тяжело.