Нормы закона о врачебной тайне предложили отправить на доработку

В закон об охране здоровья граждан необходимо внести поправки, уточняющие круг лиц, имеющих право доступа к видеозаписям, которые проводятся во время медицинских манипуляций. Об этом Medvestnik.ru заявил президент НП «Национальное агентство по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе», член Общественного совета при Росздравнадзоре Алексей Старченко.

Нормы закона о врачебной тайне предложили отправить на доработку

По его словам, в настоящее время эта тема в законодательстве не урегулирована. На днях на сайте Управления МВД России по Костромской области появилась информация, что в Костроме полицейские выявили факт использования в частном медицинском центре скрытых камер видеонаблюдения в кабинете гинеколога. Видео с них напрямую передавалось на сервер, установленный в кабинете руководителя центра.

Владелец учреждения не стал отрицать факт оборудования кабинетов видеокамерами, однако подчеркнул, что сделал это ради заботы о пациентах в целях предотвращения фактов хищения их имущества, а также для исключения проступков со стороны врачей. Видеокамеры в кабинетах были замаскированы под датчики движения. При этом медики, принимавшие женщин, не догадывались о том, что руководитель учреждения негласно следит за их работой и пациентками. Записи велись с мая по август этого года. Монтажом системы занимался знакомый главврача, который, согласно заключению экспертов, самостоятельно изготовил необходимое для наблюдения оборудование.

На основании материалов, собранных сотрудниками регионального УМВД, было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ, предполагающей в качестве максимального наказания до четырех лет лишения свободы. В настоящее время дело направлено в суд. 

«ФЗ-323 не содержит запрета ни врачу, ни пациенту каким-либо образом фиксировать проводимый прием. Однако поскольку сведения, полученные во время приема, составляют врачебную тайну, аудио- или видеозапись приема врачом должна осуществляться только с письменного согласия пациента», – комментирует ситуацию эксперт службы правового консалтинга компании «Гарант» Мария Рижская.

Алексей Старченко уверяет, что само по себе видеонаблюдение в медучреждении не является нарушением. Но опять же суд будет решать: не велось ли оно в ущерб интересам пациента. Сейчас разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях допускается с письменного согласия гражданина или его законного представителя.

«Врач, который осуществляет гинекологическую манипуляцию, естественно может записывать что-то из этого на видео, он может переслать это видео другому доктору или заведующему отделением. И нарушения прав пациентов тут нет, так как это делается в интересах самого больного. Но опять же правоохранительные органы должны установить: в интересах больного это было сделано или, допустим, в интересах научного исследования самого врача, который, например, пишет диссертацию, проводит видеонаблюдение и протоколирует», – уточняет эксперт.

Проблема в том, что сейчас в законодательстве доступ медиков к медицинской информации о пациентах детально не регламентирован. «Здесь очень тонкий баланс соблюдения прав и врача, и пациента. Все нужно прописать: и права на установку видеокамер, и права пациентов, нужно спрашивать, не нужно спрашивать. Где и как хранится эта информация, кто имеет к ней доступ, каков порядок доступа, это должно быть четко установлено законом», – считает Алексей Старченко.

В мае этого года Комитет по охране здоровья Госдумы РФ  отказался поддержать законопроект о видеозаписи в операционных, который ранее получил отрицательный отзыв Правительства РФ. Как заявил глава комитета Дмитрий Морозов, действующее законодательство достаточно строго регулирует ситуации, при которых врачи имеют право сообщать иным лицам информацию о состоянии пациента, ходе лечения, диагнозе заболевания, а также иные сведения, составляющие врачебную тайну, а расширение круга лиц, которым станут доступны эти данные, может привести к непредсказуемым последствиям.

Ранее предложение установить в критических зонах, таких как родильный зал, операционная, видеокамеры выдвигал Общественный совет при Росздравнадзоре. Сегодня при медицинской экспертизе и изучении жалоб пациента на медицинскую помощь эксперты оперируют только протоколом операции. Но протокол пишется уже после хирургического вмешательства. Отсюда возможные намеренные или ненамеренные искажения и неточности. Поэтому ведение видеозаписи в интересах как врачей, так и пациентов.

«В моей собственной практике был такой случай, когда дежурный врач сделал замечание девочкам в палате, и они начали его шантажировать, что если он будет им что-то запрещать, они заявят, что он к ним приставал. Если такие обвинения выдвигают, врачу доказать обратное становится очень и очень трудно. Недавно в Уфе родители обвинили в педофилии врача-инфекциониста. Видеозапись манипуляций могла бы четко показать, каковы были его реальные действия», – рассказал Алексей Старченко.