Госдума не хочет защищать врачей

Госдума не хочет защищать врачей

После нескольких лет разговоров и десятка законодательных инициатив — попыток защитить врачей от насилия, депутаты остановились на совершенно «беззубом» варианте. Как заявили в Национальной медицинской, палате последний законопроект, имеющий все шансы стать законом, никого не защищает и в принципе невыполним. Между тем в мире есть примеры, когда законодательство защищает медиков лучше, чем представителей власти.

История вопроса

Попытки законодательно защитить медиков от хулиганских действий во время исполнения ими служебных обязанностей предпринимаются не первый год. Суть большинства законопроектов сводилась к поправкам в статью 138 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» с целью распространить ее на медработников, в частности, сотрудников бригад скорой помощи и приемных покоев. И наказывать разбушевавшихся пациентов точно так же, как если бы они напали на правоохранителя.

Однако предыдущий состав Госдумы отклонил все предлагавшиеся инициативы, посчитав, что тех мер, которые есть в законодательстве, вполне достаточно. И, кроме того, не стоит создавать такой прецедент, а то еще появятся идеи о повышенной ответственности за агрессию в отношении сотрудников жилищных организаций и газовых служб.
Медицинское сообщество эти аргументы не убедили. С требованием реально защитить медиков к руководству Минздрава обращались практически все профессиональные объединения — от Национальной медицинской палаты (НМП) до независимого профсоюза «Действие».

Вариант Минздрава

Законодательные перспективы у этих предложений появились после обновления депутатского корпуса осенью 2016 года. Тогда же проект дополнений в Уголовный кодекс, ужесточающих ответственность за нападения на медработников во время осуществления ими служебной деятельности, подготовил Минздрав. При этом санкции предлагались такие же, как для тех, кто поднял руку на представителей власти — в случае серьезной угрозы жизни и здоровью предлагалось наказание в виде 12 – 20 лет тюрьмы или даже пожизненного срока. В разработке этого документа принимала участие НМП и Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста). А в феврале 2017 аналогичные предложения внесли в парламент депутаты Мосгордумы.

Госдума не хочет защищать врачей

Вариант Госдумы

Однако эти проекты тоже не устроили Думу, и в итоге вице-спикер Ирина Яровая и председатель комитета по охране здоровья Дмитрий Морозов внесли свои предложения, которыми, как заявила Яровая, решаются «две проблемы: защита пациента и защита врача». В этом законопроекте устанавливается ответственность по факту причинения медработникам легких телесных повреждений или угроз убийством, которые помешали ему оказать помощь пациенту.

Речь идет об административной ответственности за сам факт воспрепятствования работе врача «путем удержания, угроз и создания ему препятствий по доступу к больному». Если же это повлекло причинение вреда здоровью пациента средней тяжести, тяжкий вред или пациент умер, тогда наступает уголовная ответственность — лишение свободы на срок до четырех лет.

Яровая объяснила, откуда взялась эта цифра: наказание в виде лишения свободы на четыре года уже существует в Уголовном кодексе для врачей за неоказание помощи больному. Поэтому, считает депутат, «справедливо ввести соразмерную ответственность для тех, кто мешает врачу оказать медпомощь». «Нападение на медработников, выполняющих свои профессиональные обязанности, обладает повышенной общественной опасностью, обусловленной, в том числе, снижением доступности медпомощи в связи с особым статусом потерпевших», – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Такая постановка вопроса возмутила профессиональное сообщество. «На сегодняшний день депутаты выступают категорически против отнесения медработников к категории лиц, за причинение вреда которым предусматривается повышенная ответственность, несмотря на то, что закон предоставляет такие меры защиты для сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, представителей власти и их близких», – говорится в пресс-релизе, распространенном НМП.

Позиция НМП

Эксперты Палаты считают, что в проекте закона нарушена законодательная логика. В частности, в ст. 124.1 УК РФ речь о медицинских работниках ведется «лишь опосредованно, как о дополнении к картине совершения преступления». А ответственность хулигана, нападающего на врача, зависит от того, пострадал ли в итоге его пациент. Кроме того, нападавший может быть наказан только в том случае, если больному причинен средний или тяжкий вред, или смерть по неосторожности, поясняет профессор кафедры уголовного права и криминологии РПА Минюста Антонина Чупрова. Если же здоровью пациента был нанесен легкий вред, нападавший не несет ответственность за свои действия. А право самого врача на безопасность вообще никак не защищено.

Будущий закон будет сложно реализовать на практике: для этого надо будет еще доказать связь между действиями нападающего и последствиями в виде вреда здоровью больного в результате несвоевременного оказания медицинской помощи, считает президент НМП Леонид Рошаль. При этом, по его мнению, могут пострадать и другие, не имеющие к этому инциденту больные: ведь в России нередко «один единственный врач обслуживает население всего сельского района или дежурит по всей больнице».

Госдума не хочет защищать врачей

НМП подготовила свои замечания к законопроекту и надеется, что разработчики к ним прислушаются. В частности, речь идет о том, чтобы прописать в ст. 124.1 ответственность не только за то, что пострадал пациент, но и за вред, причиненный самому медработнику. Причем, ни о какой неосторожности тут не должно быть и речи: «посягательстве на здоровье или жизнь лица, исполняющего свой служебный долг» – это умышленное преступление.

Позиция Верховного суда

Получить оперативно комментарии насчет этих предложений у авторов законопроекта не удалось. Что касается «забракованного» законопроекта Минздрава, то, как объяснил «МедНовостям» член думского комитета по здравоохранению Николай Герасименко, на него было получено отрицательное заключение МВД и Верховного суда. Причиной стало предложение приравнять медиков к представителям власти, на это могут рассчитывать только правоохранительные и контролирующие органы. А медработник, по закону «Об охране здоровья граждан РФ» – это физическое лицо, «в трудовые обязанности которого входит осуществление медицинской деятельности». К законопроекту Яровой-Морозова у Верховного суда претензий нет.

А как у «них»

Между тем, в мировой практике есть примеры повышенной ответственности за насилие в отношении медработников. Так, шесть лет назад израильский Кнессет принял закон об ужесточении наказаний за нападение на сотрудников медучреждений и работников служб скорой помощи при исполнении ими служебных обязанностей (до пяти лет лишения свободы). До тех пор за нападение на медицинский персонал максимальное наказание составляло три года тюремного заключения, как и наказание за нападение на любого другого государственного служащего.