Французское правительство должно оставить в покое национальную промышленность

Урок капитализма

Французское правительство должно оставить в покое национальную промышленность

Поиски козла отпущения за срыв переговоров о слиянии Fiat Chrysler Automobiles NV и Renault SA находятся в самом разгаре. Стороны сыплют взаимными обвинениями: итальянцы ругают французов, французы винят Fiat и нежелание партнера Renault Nissan Motor Co Ltd одобрить сделку. Многие люди с обеих сторон обвиняют Бруно Ле Мира, министра финансов Эммануила Макрона, чья просьба предоставить больше времени, чтобы привлечь Nissan, стала последней каплей для Fiat.

Слишком просто возложить всю вину на Ле Маира и Макрона (неужели Fiat действительно думал, что сможет согласовать огромную, политически чувствительную трансграничную автомобильную сделку всего за 15 дней?). Среди самоуверенных парижских технократов стало довольно распространенным явлением отмахиваться от проблем, которые они сами создали. Здесь есть уроки для Макрона, когда речь заходит о том, как обращаться с сетью государственного имущества Франции, включая 15-процентное владение Renault.

Французским политикам следует начать более реалистично смотреть на происходящее вокруг. Обещание бороться за каждый промышленный объект во Франции, как это сделал Ле Мэр, является отличным посланием для избирателей; но в условиях заседаний совета директоров или собрания акционеров трудно вести такие разговоры, имея всего 10 или 15 процентов акций. В 2016 году сам Макрон признал, что государство не может принимать решения за руководство, имея всего 20%.

Помимо просчетов французов по поводу альянса Renault-Nissan, Air France-KLM и теперь Fiat – все это примеры того, как Париж пытается обхитрить сам себя, стараясь все контролировать. Также есть путаница с тем, какой цели служат государственные инвестиции. Слишком много конкурирующих стратегий работают на поддерживаемых государством компаниях, которых во Франции почти две тысячи. Среди них – создание национальных лидеров промышленности и защита рабочих мест, а также блокировка поглощений иностранными компаниями. Это никак не сказывается на показателях деятельности этих компаний: доходность капитала большинства французских государственных холдингов в среднем составляла 2,8% в период с 2010 по 2015 г., по сравнению с 10% для индекса SBF 120 наиболее активно торгуемых акций страны, по данным национального аудиторского агентства Франции.

Государственное вмешательство также не сильно помогло в борьбе с упадком деиндустриализации. Доля производства во французской экономике упала с 19% в 1975 году до 10% в 2015. Необходимо переосмыслить, почему и когда следует использовать средства налогоплательщиков. Ограничение для компаний, сталкивающихся с кризисом или банкротством, или компаний с технологией, заслуживающей субсидирования, может быть одним из вариантов.

Также необходимо верить в способность руководства просто выполнять свою работу. Это правда, что в этом случае новый босс Renault Жан-Доминик Сенар, возможно, был слишком поспешным в заключении сделки с Fiat. Но государство иногда сильно отстает в таких ситуациях. Посмотрите на планы Карлоса Госна относительно слияния Renault-Nissan, проекта, который, как сообщается, поощряет Париж, отчасти приведший к краху. Слишком часто между государством и руководством возникает антагонизм, обычно по поводу компенсации, стратегии или политического вмешательства.

Сама идея наличия государственного капитала должна быть подвергнута сомнению. Банкир Дэвид Азема, который какое-то время занимался надзором за французским портфелем холдингов, заявил в 2017 году, что правительство не может быть эффективным акционером. По его словам, деловой цикл полностью отличается от избирательного и медиа-схватки. Помимо давления политиков и путаницы целей, французские государственные акционеры, как правило, слишком склонны к риску и к проволочкам. Итальянцы, без сомнения, согласятся.

Макрон действительно должен вернуться к своему весьма разумному обещанию кампании 2017 года: продать контролируемые правительством акции и реинвестировать в «зеленые» технологии. Renault будет хорошим началом, учитывая размер холдинга. Избиратели, вероятно, будут рады видеть, что Париж уменьшит свое влияние там, если это будет означать увеличение расходов на инвестиции в создании электромобилей. Возможно, это произойдет параллельно новой сделке с Nissan, основанной на более справедливом разделении акционеров.