Принятый Кабмином документ со всей очевидностью убеждает – ещё есть много, над чем надо работать и Нацобъединениям, и другим общественным организациям

Ещё раз о Стратегии из первых рук

Президент Национального объединения изыскателей и проектировщиков Анвар Шамузафаров на прошлой неделе принял участие в заседании Совета Российского Союза строителей, где, напомним, он занимает должность вице-президента. Мероприятие прошло в зале Московского государственного строительного университета, в основном касалось подведения итогов уходящего года и обзору проделанной работы.

Это, одно из первых публичных выступлений Анвара Шамухамедовича с момента его вступления в должность президента НОПРИЗ непосредственно было посвящено Стратегии развития строительной отрасли и ЖКХ Российской Федерации до 2030 года и с прогнозом на период до 2035 года. Документ в целом (что уже не раз подчёркивали в своих статьях и мы, и наши эксперты) вызывает довольно скептическое отношение со стороны сообщества, как в виду своего непростого пути в жизнь, так и в силу драматичных изменений в политико-экономической ситуации, которые вообще ставят под вопрос саму возможность сколько-нибудь долгосрочное планирование.

Тем интереснее ознакомиться с позицией первого лица Национального объединения. И тем более, что ситуация у господина Шамузафарова уникальная – в рамках РСПП он выступил одним из разработчиков документа, а теперь уже как глава НОПРИЗ будет воплощать требования Стратегии в жизнь.

Основная, стратегическая задача на сегодня – сделать строительную отрасль и ЖКХ одними из ключевых драйверов восстановления экономики. Важным инструментом для этого является внедрение в строительную отрасль так называемого «комплаенса», предусматривающего исключение необходимости прохождения процедур для наиболее опытных и зарекомендовавших себя участников рынка.

Далее в докладе утверждается необходимость:

  • осуществить перевод нормативно-технических документов в машиночитаемый формат;
  • обеспечить применение параметрического метода нормирования в строительстве;
  • а также разработать альтернативные способы обоснования проектных значений.

Любопытно, что при описании этих задач нигде не употреблено модное словечко «цифровизация».

Предпосылки для развития отрасли есть. Несмотря на стагнацию доходов населения, снижение объёмов государственного финансирования, в 2021 году и за десять месяцев 2022-го произошёл взрывной рост объёмов строительства и покупки жилища за счёт эффективной системы регулирования отрасли и доступности ИЖС. За 10 месяцев 2022 года введено 87,8 миллиона квадратных метров, что составляет 121,5% к соответствующему периоду 2021 года. При этом доля ИЖС составила 61,8% (54,2 миллиона «квадратов»).

Строительная Стратегия увязана в единое целое с другими программными документами, принятыми на уровне государства. В частности, Анвар Шамузафаров сослался на Стратегию национальной безопасности Российской Федерации, которая была утверждена указом Президента России Владимира Путина № 400 от 2 июля 2021 года. В ней содержатся такие положения:

67. Достижение целей обеспечения экономической безопасности Российской Федерации осуществляется путём решения следующих задач: … 25)… преодоление тенденции концентрации субъектов экономической деятельности и населения в столичных агломерациях, обеспечение социально-экономического развития малых и средних городов, а также сельских территорий.

Конкретные мероприятия по развитию должны быть нацелены на поддержку экономической свободы и конкурентоспособности бизнеса в строительной отрасли. Этого можно добиться путём:

  1. упрощения процедур предоставления СРО займов из компенсационных фондов обеспечения договорных обязательств для поддержки в условиях экономической нестабильности финансовой устойчивости своих членов;
  2. развития рейтингования деятельности подрядчиков, в том числе для участия в торгах, с учётом опыта работы, кадрового потенциала, наличия производственных мощностей и финансовой устойчивости организаций и индивидуальных предпринимателей;
  3. устранения дублирования лицензий и допусков СРО, развитие цифровизации отрасли для снижения финансовой и административной нагрузки на подрядчиков – членов СРО;
  4. развития в отрасли информационного ресурса, содержащего Единый реестр членов СРО, включая их обязательства по договорам подряда;
  5. усиления правовой и материальной ответственности за безопасность ОКС членов СРО (юридических лиц и индивидуальных предпринимателей);
  6. восстановления требований к членству в СРО субподрядных строительных организаций (в зависимости от видов работ и уровня ответственности ОКС);
  7. рассмотрения целесообразности восстановления отраслевых СРО по допуску на работы по объектам федерального значения – обороны, безопасности и энергетики.

Как нетрудно видеть, пункты с 1-го по 4-й власти уже сейчас активно реализуют на практике. Усиление правовой и материальной ответственности пока касается только проектировщиков, которым готовят различные ужесточения в виде «чёрных списков» и прочих карательных мер. Любопытен пункт 6 о членстве в СРО для субподрядчиков, о чём давно уже мечтают и саморегуляторы, и Национальные объединения. Наконец, последний 7-й пункт относительно отраслевых СРО также никто не снимает с повестки. Сравнительно недавно, например, на эту тему прошла любопытная битва на площадке Торгово-промышленной палаты РФ между президентом НОСТРОЙ Антоном Глушковым и эмиссарами от куста СРО атомщиков Виктора Опекунова.

Возвращаясь к докладу в РСС, стоит отметить ещё один перечисленный Анваром Шамузафаровым список мер, которые направлены на поддержку профессионализма, компетентности и престижа специалистов строительной отрасли. Речь идёт о следующих мероприятиях.

  1. Развитие обязательной независимой оценки квалификации по новым профессиональным стандартам для повышения компетенций ГАПов и ГИПов, а также специалистов 5-7-го уровня квалификации.
  2. Создание и развитие при Советах по профессиональной квалификации Центров оценки квалификации (ЦОК) и системы Экзаменационных центров (ЭЦ).
  3. Усиление правовой и имущественной ответственности специалистов (ГАПов и ГИПов) за принимаемые решения с одновременным исключением излишних технических требований и административных процедур, в том числе (для проектной документации установленного перечня объектов) по прохождению государственной экспертизы проектной документации и строительного надзора.
  4. Создание требований (по решению Советов Нацобъединений) по исключению из Национальных реестров специалистов лиц, нарушающих нормы законодательства.
  5. Создание Национальными объединениями цифровой платформы для ведения реестров всех трудовых ресурсов, работающих в проектно-изыскательской и строительной сфере.
  6. Резкое повышение производительности труда, заработной платы и престижа работников отрасли, постепенный отказ от привлечения иностранных работников.

И если с созданием цифровых платформ, реестров и повышением взысканий всё более-менее ясно, то последний пункт вызывает вопросы. Разумеется, логично что с увеличением ответственности должна расти и заработная плата (а уж с ней и престиж), но пока не понятен механизм, с помощью которого этого удастся достичь.

Заказчики меньше всего готовы увеличивать вложения в проектно-изыскательскую деятельность. Да и государство, приводя в официальных документах различные количественные метрики, нигде не упоминает о необходимости увеличения средних окладов ни ИТР, ни простых рабочих. Скорее, наоборот, эти расходы рассматриваются как потенциальная статья для оптимизации и сокращения, хотя бы через ту же цифровизацию.

Так что уже самому профессиональному сообществу придётся решать непростую задачу отстаивания своих интересов. Иначе вся работа в этом направлении выглядит как-то совсем странно – сами для себя придумали дополнительные наказания и ужесточения, при том, что заработки остались те же, а то и уменьшились. В общем, есть ещё много чего, над чем стоит поработать и Национальным объединениям, и другим общественным площадкам, которые позиционируют себя как объединения специалистов для диалога с властью.