Разворот от глобализации к регионализации в мировом хозяйстве из-за пандемии коронавируса способен вернуть инфляцию в повестку дня глобальной экономики, считает профессор ВШЭ Игорь Липсиц. Об этом пишет Forbes.

По его словам, до замыкания стран в своем национальном хозяйстве под предлогом импортозамещения дело не дойдет. Однако распад единого мирового рынка на обособленные региональные блоки с особыми режимами таможенного и санитарного регулирования возможен. Кроме того, для этого уже существуют платформы: и Европейский союз, и NAFTA (США, Канада, Мексика), и RCEP для стран Юго-Восточной Азии, и Mercosur для Латинской Америки.

Практически в данные платформы уже включены все ведущие в экономическом плане государства, кроме Африки и России с ее ближайшими соседями, считает Липсиц. Они образуют обочину мирового хозяйства и будут играть по правилам, которые им установят другие.

Такой образ будущего — распад единого мира на региональные хозяйственные архипелаги — кажется крайне архаичным. Однако, по словам профессора, в мире, испуганном пандемией, он вполне может реализоваться.

Липсиц полагает, что такой сценарий приведет к росту издержек и цен внутри торговых союзов — инфляции. Он выделил две причины:

  • придется отказаться от закупок у самых эффективных, самых дешевых поставщиков, если они «с другого архипелага», и перейти к закупкам по принципу second best — у лучшего и самого дешевого поставщика «из своих»; следствием будет рост издержек в части стоимости покупных ресурсов;
  • сократятся объемы продаж и производства, что создаст отрицательный эффект масштаба и приведет к росту издержек просто в силу разнесения постоянных издержек на меньшее число изготовленных единиц товара (оказанных единиц услуг).

Профессор отмечает, что сценарий напоминает ситуацию в экономике России после распада Совета экономической взаимопомощи (и потери рынка стран Восточной Европы), а затем и распада СССР, что повлекло для российских предприятий закрытие рынков стран «социалистического лагеря» и бывших союзных республик. Предполагается, что такая потеря рынков сбыта и порожденный ею рост издержек внесли существенный вклад и в обвальное падение производства в России в 90-е годы, и в увеличение цен отечественных производителей.

Похожая история может ждать теперь фирмы экономически развитых стран. Причина в том, что экономические резоны отступают сегодня частично на задний план на фоне пандемии.

Для российских компаний такое развитие событий, по словам профессора, может вновь открыть окно возможностей, если они сумеют предложить партнерам из Евросоюза или RCEP более низкие цены.