Эксперты РАНХиГС выявили «странности» при анализе причин смертности  

Основной причиной смертности в России остаются болезни системы кровообращения (47%). При этом значительно чаще стали устанавливаться смерти от редких заболеваний и неустановленных причин. На эти странности обратили внимание аналитики Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ.

Эксперты РАНХиГС выявили «странности» при анализе причин смертности   

За январь-ноябрь 2017 г. на второе место по частоте (20% всех умерших) вышли прочие причины смерти, которые включают «другие классы болезней», болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ, а также болезни нервной системы. Новообразования занимают третье место (16%), отмечается в мониторинге официальных данных о смертности в России за минувший год.

По предварительным данным Росстата, число умерших в январе-ноябре 2017 г. было на 2,7% меньше, чем за аналогичный период 2016 г. Снижение смертности за этот период затрагивает все основные причины: от внешних причин смертность сократилась на 9,3%, от болезней органов дыхания – на 11,5%, от болезней органов пищеварения – на 5,7%, от новообразований – на 2,2%, от болезней системы кровообращения – на 4,1%, от инфекционных и паразитарных болезней – на 1,3%. Исключение составляет показатель смертности от прочих причин, который вырос на 5,8%.

Компоненты изменения продолжительности жизни по возрасту и причинам смерти в России, 2011–2016 гг., лет

Эксперты РАНХиГС выявили «странности» при анализе причин смертности   

ИиПБ – инфекционные и паразитарные болезни, НО – новообразования, БСК – болезни системы кровообращения, БОД – болезни органов дыхания, БОП – болезни органов пищеварения, ВП – внешние причины, ПП – прочие причины

Пока еще трудно судить, почему происходит такая смена парадигмы, подробные данные будут доступны лишь летом 2018 г., отмечает автор доклада научный сотрудник РАНХиГС Рамиля Хасанова, но предполагает, что этот феномен связан со стремлением регионов достичь целевых показателей «майских указов» президента 2012 г. и Концепции демографической политики РФ до 2025 г. «В условиях, когда органы власти ставят цели по снижению смертности от болезней системы кровообращения до запланированных уровней, региональный разрыв в показателях смертности от этих причин может увеличиться», – полагает эксперт.

Владимир Путин поставил цель к 2018 г. снизить показатели смертности от сердечно-сосудистых  и онкологических заболеваний, младенческую смертность, а также смертность от туберкулеза и ДТП. В связи с этим эксперты не исключают, что регионы с подачи руководителей могут манипулировать статистикой, указывая в качестве причины смерти другое сопутствующее заболевание, которое тоже имелось у пациента.

Как следует из анализа, показатель смертности от «прочих заболеваний» растет, в том числе за счет относительно редких болезней нервной, эндокринной и мочеполовой систем, расстройств психических и т.д. Смертность от всех перечисленных факторов увеличилась в 1,7 раза.

Как пояснили «Ведомостям» в Минздраве, дело в изменении правил кодирования причин смерти. Вряд ли только в этом, считает Рамиля Хасанова, – вероятно, некоторые сердечно-сосудистые заболевания кодируются как «прочие»: например, алкогольную миопатию или сосудистый паркинсонизм можно записать как болезни нервной системы. Туберкулез часто сочетается с ВИЧ, и в качестве причины смерти может быть указана именно ВИЧ-инфекция: за счет этого показатели смертности от туберкулеза будут снижаться. Или если человек умер от закупорки сосудов на фоне болезни эндокринной системы, можно зафиксировать смерть не от  сердечно-сосудистого заболевания, а от сопутствующего, иного, диагноза.

В пользу этой догадки свидетельствует и тот факт, что регионы, которые отличаются высокой смертностью от «прочих причин», в то же время демонстрируют низкие показатели смертности от самой частой причины – болезней системы кровообращения. Например, Республика Мордовия имеет наивысший показатель смертности от «прочих причин» и один из самых низких показателей смертности от болезней системы кровообращения.

«Насколько я помню, в графу «смерть от инфаркта миокарда» попадает всего около 70 тысяч смертей на всю страну, еще 380 тысяч – от инсульта, 100 тысяч – от сердечной недостаточности и аритмии. Остальные пациенты, а их около полумиллиона, погибают от непонятных состояний, попадают в какие-то неклассифицированные причины. То есть, скорее всего, они умирают от инфаркта, но требования кардинально снижать смертность от инфаркта миокарда, возможно, привели к тому, что докторам на местах, чтобы показать качественную статистику, приходится играть причинами смерти», – отмечал в комментарии на эту тему порталу Medvestnik.ru главный терапевт Ильинской больницы, кардиолог Ярослав Ашихмин.

Подобные доводы ранее приводили и другие российские кардиологи, в том числе директор Научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии, академик РАН Давид Иоселиани, а также онкологи.Директор Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава России Владимир Стародубов предлагал вообще исключить показатель смертности от сердечно-сосудистых заболеваний из критериев оценки деятельности региональных руководителей. 

Присоединяйтесь!

Самые важные новости сферы здравоохранения теперь и в нашем Telegram-канале @medpharm.