«Близорукость - это пандемия человечества»: известный офтальмохирург ответила на вопросы о коррекции зрения

Честное интервью Наталии Майчук, к.м.н., главного офтальмолога сети клиник «YourMed»

По статистике Министерства здравоохранения, каждый 7-й россиянин имеет проблемы со зрением. С каждым годом к врачам обращается все больше пациентов, страдающих рефракционными нарушениями. Кандидат медицинских наук, руководитель федерального центра офтальмологии, Наталия Майчук уже 17 лет работает в области рефракционной хирургии глаза. За ее спиной — более 15 тысяч успешно проведенных операций. Главный офтальмолог сети клиник «YourMed» дала больше интервью, в котором ответила на самые распространенные вопросы о здоровье глаз, а также рассказала о современных методиках лечения различных заболеваний глаз.

Если ситуация по статистике действительно настолько печальная, есть какие-то предположения, что к этому привело? 

Наталия: Если мы говорим о близорукости, то изменения в образе жизни человека привело к тому, что у человека, по природе собирателя, охотника, фокус зрения, нацеленный на даль, сократился буквально до расстояния вытянутой руки. Близорукость — это пандемия человечества. По подсчетам, к 2050-му году каждый 5-й житель Земли будет иметь близорукость, а каждый второй из них будет иметь близорукость второй степени. 

В последние годы хирурги видят все больше пациентов с глаукомой. И здесь есть много причин, в том числе, изменение самой формы наблюдения за пациентами на территории постсоветского пространства, которое увело нас от диспансерного наблюдения. К нам очень часто приходят пациенты на запущенных стадиях, когда спасти глаз практически невозможно. Поэтому отсутствие контроля, динамики, лечения, наблюдения таких пациентов приводят к печальным последствиям. 

Если говорить о катаракте, то ее всегда было достаточно много. Но если лет 10-15 назад к хирургическому лечению прибегали, когда пациент уже практических терял зрение, то сейчас как и наблюдение за заболеванием, так и хирургические технологии позволяют избавлять пациентов от заболевания на ранних стадиях. Может быть, не то, что катаракта увеличилась, а выявлять мы ее стали чаще и лечить стали достаточно активно и успешно, на мой взгляд.

Многие говорят, что лучше отправиться в регионы и сделать в государственной клинике операцию на оба глаза за 50 тысяч рублей. В чем разница между тем, чтобы сэкономить и сделать коррекцию зрения за 50 тысяч и сделать в такой клинике, как «YourMed»? 

Наталия: Если говорить о рефракционной хирургии, то технологии не могут стоить дешево, поскольку стоимость эксимерного лазера, который обеспечивает высочайший уровень рефракционной хирургии, он достаточно высок. Любой вариант бюджетного выполнения — это снижение уровня качества выполняемых технологий. Поэтому, если мы говорим о премиум-результате, он невозможен без премиум-технологий, которые не могут стоить дешево.

Наш уровень цен сопоставим с большинством клиник. Если средний уровень цен соответствует, то все, что ниже, не может быть без потери качества. Если это лазер, который выпущен 10-15 лет назад и перекуплен уже после нескольких клиник, то, конечно, он может быть более бюджетным. Но те технологии, которые были 5 лет назад и те технологии, которые есть сейчас — несопоставимые уровни. 

В частности, по коррекции зрения мы можем убирать не просто минусы астигматизма, мы можем создавать идеальные профили роговицы в плане сохранения асферики, устранения микронеровностей роговицы, то есть все те вещи, которые создают оптические шумы, которые в совокупности снижают качество зрения. Поэтому часто на следующий день после операции мы видим у пациента остроту зрения 120-150%. И пациент говорит, что никогда даже в самых лучших линзах не видел так, как сейчас. Это то, что могут дать современные технологии.

Когда можно сделать лазерную коррекцию при прогрессирующей близорукости?

Наталия: Операцию нужно делать во время стабильности зрения, то есть, если зрение сейчас ухудшается, то нужно дождаться, когда оно перестанет падать, поскольку рефракционная операция убирает только тот минус, который есть на данный момент. Дальше пройдет какое-то время и человек снова получит какой-то минус. Да, конечно не такой, как был исходно, но это не повод делать операцию во время прогрессирования. Поэтому основной критерий возможности проведения операции — это стабильность зрения, как минимум, в течения года до визита. Если падение зрения есть, необходимо его отследить и искать причину, либо это избыточная физическая нагрузка, может быть, это не падение зрения идет, а ложная близорукость, которая требует лечения каплями. 

Есть несколько мифов о рефракционной хирургии. В частности, многие девушки опасаются, что коррекцию зрения нельзя делать перед беременностью. Так ли это?

Наталия: На самом деле глаз связан с процессом беременности только сетчаткой. Сетчатка – это нервная ткань, световоспринимающая часть в глазу, которая обеспечивает восприятие изображения. На фоне гормональных перестроек происходит развитие дистрофических изменений на сетчатки или прогрессирование тех изменений, которые были уже до этого. Эти изменения могут дестабилизироваться и привести к каким-то негативным последствиям во время беременности, поэтому в стандарте ведения беременных необходимо посещение офтальмолога два раза — примерно на 12-й неделе и на 30-й неделе. Вот тогда офтальмолог осматривает глазное дно, определяет состояние сетчатки и определяет варианты разрешения, например, лазер коагуляцию сетчатки, чтобы ограничить больные места на сетчатке.

Все остальное с глазами не связано. Ни близорукость не будет прогрессировать во время беременности, ни эффект после операции падать. Ни ослабление роговицы, ни ее истончение не приведут к вытягиванию роговицы во время потужного периода. Таких работ много, и они подтверждают стабильность зрения во время беременности. Те смелые, которые решились на рефракционную хирургию, они приходят с хорошими зрительными функциями без какого-либо регресса.  

А если во время операции дернется глаз – лазер мне что-нибудь отрежет лишнее? 

Наталия: Система безопасности на всех этапах проведения современной лазерной хирургии очень высокая. В частности, микродвижения глаза контролируется системой слежения, которая контролирует микродвижения по 7 параметрам. Система настолько умная, что она предсказывает, куда глаз в следующий момент двинется и компенсирует это движение изменением работы лазера. В каждую точку времени лазерный луч будет попадать в ту зону роговицы, которую нужно скорректировать. 

Лазер, который мы используем – это 1000-герцовый лазер, то есть коррекция одной диоптрии занимает 1 секунду. Иногда пациент приходит со зрением -1. То есть время проведения лазерной коррекции, сам этап воздействия лазером – одна секунда. 

Насколько рефракционная операция безопасна?

Наталия: Нужно проводить полное обследование перед рефракционной операцией, которое занимает два часа. Мы смотрим со всех сторон роговицу, глаз внутри и снаружи, для того, чтобы мы могли исключить противопоказания. Все обследование направлено на поиск моментов, когда риск при проведении операции будет выше того потенциального плюса, который мы получим. Если у пациентов нет противопоказаний, мы можем провести операцию. Если у него есть временные противопоказания, связанные с изменением сетчатки или временем ношения контактных линз, то назначим соответствующее лечение, а затем выполним операцию с высоким результатом. 

Напомним, что офтальмологический центр YourMed под руководством Наталии Майчук открылся в подмосковных Химках. В клинике пациенты могут получить качественную и доступную помощь по лечению офтальмологических заболеваний, выполнить коррекцию зрения с помощью передовых технологий. Специалисты «YourMed» предоставляют полный спектр офтальмологических услуг с использованием оборудования нового поколения. Больше информации о работе центра – в полном интервью. 

Больше о медицине смотрите на канале YourmedClinic.

Сеть клиник в Москве. Узнать режим работы и записаться на прием: https://glazclinica.ru

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА.